Маслов Александр (brodaga_2) wrote,
Маслов Александр
brodaga_2

Category:

Посещения Государем Императором Николаем II воинских частей на передовой.




      Большое значение имели посещения Государем Императором Николаем II воинских частей на передовой. Лемке писал: «Всем нравятся здесь частые поездки царя к войскам».


Во время одной из таких поездок по фронту Император Николай II вместе с наследником цесаревичем Алексеем Николаевичем оказался в окопах непосредственно на передовых позициях. Граф Д.С. Шереметев вспоминал: «Государь настойчиво требовал, чтобы Его допустили до передовых окопов наших пехотных подразделений. Генерал-адъютант Иванов боялся взять на себя такую ответственность, но Господь Бог, видимо, благословил желание Государя: с утра пал сильный туман, дорога, ведущая к окопам и обстреливаемая неприятельской артиллерией, сравнительно была более безопасна. Генерал-адъютант Иванов настоял, чтобы было не более трех автомобилей. В первом – Государь с Наследником Цесаревичем, во втором – Воейков со мной и в третьем – Иванов с министром двора графом Фредериксом. Окопы были заняты одним из наших пехотных полков. Государь приказал Цесаревичу хранить полное молчание. Рота солдат, вынырнувшая из окопа и возвращавшаяся на отдых, с удивлением узнала Цесаревича Алексея Николаевича. Надо было видеть радость и изумление солдат, когда они поняли, что перед ними Государь Император с Наследником Цесаревичем. Возвращение Государя из сферы огня окончилось, слава Богу, благополучно».


Адмирал Григорович писал: «Когда Государь объезжал войска на фронте, крепости, порта, заводы и лазареты, было приятно смотреть на то участие и радость, которую он повсюду встречал, в особенности, среди раненых, которых он утешал и награждал». Приведём одно воспоминание генерала Мосолова. «Перед Государем – запасной 157-го пехотного полка, рядовой Степан Кузнецов. Он тяжело ранен в голову. Лежит мертвенно-бледный с воспаленными глазами. При приближении Его Величества стремится немного подняться и как-то напряженно, радостно смотрит на Царя. Затем, когда Государь подошел совсем близко к Кузнецову и остановился, послышался слабый протяжный голос раненого: «Теперь легче стало. Прежде никак не скажешь. Ни отца, ни мать позвать не мог. Имя твое, Государь, забыл. А теперь легче, сподобился увидеть Государя. – Затем помолчал, перекрестился и добавил. – Главное, Ты не робей; мы его побьем. Народ весь с Тобою. Там, в России, братья и отцы наши остались». Эти слова простого рядового из крестьян Владимирской губернии Меленковского уезда, деревни Талонова, по роду занятий – деревенского пастуха, глубоко запали в душу всех, кто слышал этот разговор. Государь передал Георгиевский крест Кузнецову. Тот перекрестился и сказал Его Величеству: «Спасибо, благодарю. Поправлюсь, опять пойдем сражаться с германцами». Кузнецов был так растроган свиданием с Государем, что говорил даже не как солдат, а как простой русский человек, потрясенный свиданием с царем. На Государя слова раненого солдата произвели сильное впечатление. Его Величество присел на кровать Кузнецова и ласково сказал ему: «Поправляйся скорее; такие люди нужны мне».

Источник https://nampuom-pycu.livejournal.com/260927.html

PS



Достоверных сведений о поездках И.В. Сталина на передовую нет,
нет даже недостоверных сведений.
Как и посещений им раненых в лазаретах.
Есть только легенды сочинённые сталинистами в наше время.
Достоверно известно только об одной его поездки в сторону фронта.
В августе 1943 года. Тогда Сталин не доехал до передовой какие-то
100 километров. В качестве "фронта" он выбрал города Ржев и Юхнов.

Лживая рисовка опущенного петуха перед такими-же опущенными.
И сразу-же хвастливое письмо Черчиллю. 9 августа 1943 года:
"Я только что вернулся с фронта и успел уже познакомиться с..."
Типа -- "Дорогая мама! пишу тебе из горящего танка на спине убитого
товарища. Расплавленный металл капает за воротник".


Хотя  надо заметить что в ноябре-декабре 1941-го был момент, когда сам
фронт хотел навестить  Джугашвили. Тогда фронт не доехал до Сосо каких-то 30 километров.
Машина на которой фронт спешил в Москву к Сталину, стараниями
РУССКИХ СОЛДАТ И  ОФИЦЕРОВ неожиданно сломалась.
Но это на самом деле не несло никакой опасности лично ему, поскольку в Москве к его услугам были
неуязвимые бункеры, связанные метро, и всегда стоял наготове самолет чтобы смыться.
Но его беспокоило тогда два момента --
Первое,он ведь  очень боялся летать и всегда всеми
силами старался избежать полетов, предпочитая поезд даже тогда, когда это выглядело
полным абсурдом.
Второе, он боялся своих "соратников" полагая что его шлёпнут как только он уедет из Москвы.
И основания так считать у него были.
Поэтому для него была оборудована ставка, так сказать в изгнании, в американском городе
Сиэтл. Куда он собирался вылететь, несмотря на панический страх летать, как только судьба Москвы
будет предрешена. В Ярославле его ожидал американский самолёт и несколько американских истребителей.
Откуда он собирался, по сути сбежать из, поставленной им на грань катастрофы, страны.
Больше всего Коба боялся ответственности за свои дела и поступки.




Tags: Великая Война, Великая Отечественная, История, Николай II, Сталин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment