Маслов Александр (brodaga_2) wrote,
Маслов Александр
brodaga_2

Category:

Тракторы для артиллерии в Русской Императорской армии

Значительное распространение механических транспортных средств имело место в артиллерии. План снабжения крепостей механическим транспортом был разработан в 1912 г. Крепостной комиссией при Главном управлении Генерального штаба и утвержден военным министром. Он предусматривал постепенную заготовку техники в десятилетний срок, начиная с 1912 г. Для снабжения крепостей предполагалась поставка легковых автомобилей, грузовых 1,5-тонных и 4-тонных автомобилей с прицепами, а также 4-тонных автомобилей-тракторов. Кроме того, Крепостной комиссией было  приобретено в 1913—1914 гг. 24 тяжелых трактора для испытания в крепостях.  В 1912 г. в Главном артиллерийском управлении проводились успешные испытания по буксировке шестидюймовой пушки трактором.


Годом позже в Брест-Литовской крепости состоялись опыты по перевозке трехдюймовой пушки на буксире грузовика, а в крепости Каре был произведен успешный эксперимент по перевозке тяжелого орудия на горных дорогах с подъемом до 20° "двойной тягой" --  при помощи сцепленных двух 4-тонных грузовиков "Бенц". В том же году увидел свет оснащенный мощной лебедкой первый отечественный тягач, предназначенный для транспортировки мишеней Сергиевского артиллерийского полигона, который также можно назвать трактором -- "Руссо-БалтТ 40/60".
В 1913г. несколько тракторов и тягачей, представленных на IV Международной автомобильной выставке в Петербурге, подверглись испытаниям на Главном артиллерийском полигоне. Американский гусеничный трактор "Холт-Катерпиллер", французские полноприводные колесные машины "Панар-Левассор" и "Балаховский и Кэр" были успешно испытаны, награждены дипломом Военного ведомства и различными медалями.
К вопросу об использовании тракторов для перевозки тяжелых орудий начальник Военно-автомобильной роты П. И. Секретев подходил с практической точки зрения опытного военного автомобилиста. "...Нам пока нечего задумываться над тем, что будут возить артиллеристы. Гораздо лучше начать выяснения, что может дать современная автомобильная техника, а потом уже перейти к подсчету, сколько и каких орудий может тащить трактор при тех или иных условиях", -- писал он еще в 1913 г.
Вопросом о применении в крепостях полноприводных грузовых автомобилей, а также колесных и гусеничных тракторов специалисты автомобильной, инженерной и артиллерийской службы вплотную занялись в 1913 г., сразу же после проведения IV Международной автомобильной выставки. По этому поводу на страницах "Военного сборника" и "Инженерного журнала" даже развернулась бурная полемика между П.И. Секретевым и преподавателем Николаевской инженерной академии генерал-майором В.Л. Коллонтаем. При этом Коллонтай опирался в основном на работы иностранных военных теоретиков, не вполне применимых в российских условиях, скрупулезно приводя цитаты из французских и немецких автомобильных журналов. Предложения Коллонтая по организации автомобильной службы в крепостях были оторваны от жизни или исходили из опыта эксплуатации железнодорожного транспорта.
По мнению Секретева, идеи Коллонтая были "идеями чисто кабинетными". Сам он аргументировал свои выводы практикой испытаний и эксплуатации автомашин в Учебной автороте (напомним, что впервые полноприводной грузовик "Шкода" был испытан Учебной авторотой в пробеге 1912 г.). Исходя из понимания, что для транспортировки тяжелой крепостной артиллерии и боеприпасов необходимы мощные машины повышенной проходимости, Секретев констатировал, что "вопрос о грузовиках-тракторах с передачей на четыре колеса стал уже вполне на практическую почву". В то же время он отмечал, что "работа автомобилей в крепости -- только частный случай автомобильной службы вообще", призывая решать этот вопрос совместными усилиями военных автомобилистов, инженеров и артиллеристов и подчеркивая, что "одно то, что каждая крепость имеет свои индивидуальные особенности, лишает возможности выработать одно общее решение для всех крепостей".
По словам Секретева, первый опыт применения 4-тонных грузовиков в крепостях "протекал совершенно гладко".
Генерал Коллонтай (надо отдать ему должное, как военному ученому, внесшему большой вклад в разработку вопросов моторизации военных крепостей) предложил упорядочить термины, присвоенные автомобилям, имеющим специальное назначение:
а) Грузовик -- автомобиль с двумя активными колесами, перевозящий на себе полезный груз. Типы: 1,5, 2, 3 и 4-тонный означают, что данный грузовик предназначен для перевозки указанного веса полезного груза.
б) Грузовоз -- такой же, как вышеописанный автомобиль, но имеющий еще за собою специальные прицепные повозки (одну или две).
в) Грузовик-трактор -- автомобиль, у которого все колеса активные, подымающий на себе полезный груз и одновременно имеющий за собою прицепные повозки.
г) Трактор -- автомобиль специального устройства, на котором нет места для полезного груза, предназначенный исключительно для тяги прицепок по обыкновенным дорогам.
Термины обыкновенно проникают в жизнь и устанавливаются постепенно, по мере того, как на них является спрос. Точность технического термина, дающего представление о совершенно определенном понятии, облегчает изложение и устраняет необходимость оговорок, пояснений.
Как показала практика, не на все термины, предложенные генералом В.Л.Коллонтаем, жизнь предъявила свой "спрос»"
В связи с отсутствием в России для ведения боевых действий необходимого числа единиц механического транспорта 30 августа 1914 г. Военным советом была утверждена закупка автомобилей, мотоциклов и тракторов за границей. Для этой цели в Англию направилась специальная закупочная комиссия. Ее председателем был назначен командир Военно-автомобильной роты полковник П.И. Секретев. В состав комиссии также вошли преподаватель инженерной академии полковник С.Ф. Балдин, состоящий на службе в ГАУ инженер-технолог капитан И.А. Сидоркин, врач военно-автомобильной роты Е.Ф. Климович и заведующий мастерскими роты штабс-капитан В.А. Мгебров. Всего в 1914 г. комиссией было заказано 1276 автомобилей различного назначения и 15 паровых тракторов производства английской фирмы "Маршал". Согласно положениям Военного совета от 5 и 30 августа 1914 г. ГВТУ разрешалось приобрести за границей 1906 автомобилей и 74 трактора.
С 1914 г. в артиллерийские части и военные крепости стали поступать закупленные в Англии и Америке паровые тягачи и тяжелые колесные тракторы с двигателями внутреннего сгорания, работавшими на нефти, а также полноприводные грузовики, предназначенные для транспортировки орудий. К концу первого года войны потребность действующей армии в тракторах, согласно предписания Ставки за №213 от 30 ноября 1914г., была определена в количестве "150 машин гусеничного, автомобильного и дорожного типов".
Относительно типов тракторов Ставка дала следующие указания: "Наиболее желательными признаются в армии тракторы автомобильного типа, однако, при условии возможно меньшего давления на единицу площади обода колеса и, во всяком случае, с такой нагрузкой на колеса, которую выдерживают мосты на наших грунтовых дорогах (250--300 пудов). Такие тракторы признаются желательными везде, где есть возможность движения по дорогам, хотя бы грунтовым. Вместе с тем в армии признается необходимым иметь при таких тракторах прицепные повозки с самостоятельным управлением.
Тракторы гусеничного типа требуются в меньшем количестве. Они наиболее применимы при перемещении тяжелых орудий, что необходимо, главным образом, при осаде крепостей. Прочие тракторы имеют крайне ограниченное применение и для выполнения боевых задач непригодны".
С учетом этих указаний 21 января 1915г. ГВТУ вошло в Военный совет с представлением за №317/298 "О заготовке самодвижущихся повозок для удовлетворения предстоявшей потребности в них действующей армии" и определило эту потребность в большем размере, чем это сделал Генеральный штаб. Разница обьяснялась тем, что Генеральным штабом не было предусмотрено решение о формировании "14 тяжелых батарей с 6-дюймовыми скорострельными орудиями Шнейдера, для каковых батарей, согласно представления ГУГШ в Военный совет от 22.12.1914 г. за №5337 требовалось: 35 легковых автомобилей, 126 тракторов, 84 грузовика, 14 цистерн, 14 мастерских и 14 кухонь».
Принимая это во внимание, Главное военно-техническое управление сочло необходимым закупить дополнительно 278 тракторов для артиллерии. 15 апреля 1915 г. ГВТУ внесло в Военный совет представление за №1659/1838, в котором предписывалось приобретение еще 65 тракторов.
В конце 1915 г. в 1-й Запасной тяжелый артиллерийский полк, квартировавший в Царском Селе, начали поступать английские паровые тракторы "Фоулер", повторявшие в общих чертах конструкцию дорожных локомотивов времен Русско-турецкой войны 1877-- 1888 гг. Эти громоздкие машины весом 950 пудов и мощностью 48л.с. предназначались для транспортировки заказанных в Великобритании 8- и 12-дюймовых гаубиц "Виккерс". Весной 1916г. паровые тракторы "Фоулер" были успешно испытаны на перевозках артиллерийских грузов по маршруту Царское Село -- Гатчина, а летом три машины совершили испытательный пробег на 320 верст по маршруту Царское Село -- Новгород -- Царское Село. Осенью 1916 г. эти же три "Фоулера" транспортировали 12-дюймовую батарею из Царского Села в Красное Село, где планировалось провести учебные стрельбы. Однако, пройдя всего лишь около шести верст, дорожные паровозы постоянно  застряли в глубоком снегу. Использовать "Фоулеры" было решено    когда растит снег и высохнут дороги.
Несмотря на некоторые достоинства паровых тракторов (надежность и простота конструкции, мощная тяговая сила), недостатков у них было все же больше -- тяжелый вес, плохая проходимость, необходимость каждые 5-10 верст заправляться водой, длительный (до 1 ч) разогрев котла перед началом движения. Все эти факторы не позволили эффективно задействовать дорожным паровозам в боевой обстановке. Однако летом 1917 г. четыре батареи 12-дюймовых гаубиц "Виккерс" (по две гаубицы в каждой) были отправлены на фронт вместе с паровыми тракторами "Фоулер" . Для перевозки одной такой гаубицы в разобранном виде требовалось шесть тракторных поездов с прицепами. Пять паровых "Фоулеров" тогда же направили в Черновцы в распоряжение инженерных частей для перевозки электрического кабеля.
С 1916 г. начались поставки колесных тракторов с двигателями внутреннего сгорания на службу в полевые артиллерийские батареи и дивизионы. Тогда же в Русской армии появились и гусеничные тракторы. Для подвозки боеприпасов и транспортировки орудий в полевой и крепостной артиллерии применялись и обычные грузовые автомобили. В январе 1917 г. было принято решение о формировании трех тракторных рот: двух для Юго-Западного и одной для Западного фронтов. Формирование тракторных рот осуществлялось в Царском Селе при 1-м Запасном тяжелом артиллерийском полку, являвшимся центральной структурой по формированию подразделений тяжелой артиллерии и одним из центров обучения военных трактористов.
Личный состав тракторной роты включал в себя десять офицеров, пять военных чиновников и 324 нижних чина. По штату роты должны были иметь в своем составе четыре взвода с материальной частью: 16 основных тракторов и четыре запасных, четыре трактора, оборудованные в ремонтные "летучки", четыре трактора с цистернами для горючего и 32 прицепные тележки (по две на каждый основной трактор). Для обслуживания тракторов предусматривались вспомогательные парки -- взводный и ротный. К взводному парку предписывались два грузовика, один легковой автомобиль для командира и один мотоцикл для связи. В ротном вспомогательном парке должны были находиться четыре легковых машины, два грузовика для перевозки запасных частей, четыре грузовика для перевозки ротного имущества, две автомобильных цистерны и четыре мотоцикла для службы связи и регулирования движения. В мае 1917 г. две тракторные роты были созданы.
Использование громоздких паровых тягачей в артиллерии себя не оправдало, хотя английские машины "Фоулер", "Маршал" и "Мак-Ларен" применялись до конца войны. Наибольшее распространение в армии (в основном в артиллерийских частях) получили паровые тракторы производства английской фирмы "Фоулер" с топкой, работающей на сырой нефти. Многие из них приобретались через торговую агентуру "Виккерс-Армстронг" для перевозки тяжелых гаубиц производства этой же фирмы и в русских документах тех лет проходили под названием "Виккерс". Всего за годы войны Россия получила около 200 паровых тягачей, производство которых так-же было освоено на Коломенском машиностроительном заводе КМЗ до революции успел построить несколько машин.
Более эффективным оказалось применение тяжелых колесных тракторов, оснащенных двигателями внутреннего сгорания. В артиллерии было достаточно много американских машин "Кейс", "Румели Ойл Пулл", "Гарт-Парр", мощных тракторов "Могул" и "Титан" производства Международной компании жатвенных машин ("Интернационал Харвестер"). Кроме того, использовались и тяжелые тягачи, занимавшие нишу между тракторами и автомобилями (грузовики-тракторы), в том числе и полноприводные  -- американских фирм "Дуплекс", "ФВД", "Вальтер", "Нокс»", "Росс", "Чикаго" и французских "Шнейдер", "Лятиль" и "Панар-Левассор". Больше всего Главное артиллерийское управление закупило американскихтракторов "автомобильного" типа с приводом на все колеса "Мортон" --  около 250 единиц. Однако эти 60-сильные тракторы оказались не очень надежными и часто выходили из строя, из-за чего их применение на фронте было ограниченным. "Мортоны" служили в шести батареях для перевозки 8-дюймовых гаубиц "Виккерс" и в двух батареях 120/50-мм пушек производства Обуховского завода. Автомобили-тракторы марки "ФВД" поступали в 1-й тракторный дивизион, имевший на вооружении 6-дюймовые гаубицы "Виккерс".
Боевой опыт на всех фронтах Первой мировой войны убедительно доказал, что единственным эффективным средством для транспортировки тяжелой артиллерии в полевых условиях является гусеничный трактор с двигателем внутреннего сгорания. Самыми распространенными  гусеничными тракторами в Русской армии были американские "Аллис-Чалмерс", "Холт-Катерпиллер" и "Ломбард", а также английские "Рустон" и "Клейтон". Все они, кроме "Ломбардов", были выполнены по образцу знаменитого трактора конструкции американского инженера Бенджамина Холта. Крупные поставки гусеничных тракторов в Россию начались  в рамках подготовки весеннего наступления намечанного на апрель 1917-го года.
Кроме того было принято решение организовать производство гусеничных трактаров с двигателем внутреннего сгорания
на строившихся в России шести автомобильных заводах по государственной программе оснащения Российский Армии автомобильной техникой и тягачами большой мощности и грузоподьёмности.
На весну-лето 1917-го года был намечан конкурс и полевые испытания в ходе которых предпологалось отобрать наиболее перспективные модели для производства России.
Однако революционный хаос похоронил эту амбициозную программу.


















Tags: Великая Война, История, Люди, Николай II
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments