Маслов Александр (brodaga_2) wrote,
Маслов Александр
brodaga_2

Categories:

Николай II и его время (IX)

Судостроение Российской Империи.(первая часть)


Российская подводная лодка "Барс"


Симптоматична в контексте разговора о состоянии промышленности России в начале ХХ века история кораблестроительной отрасли, дискуссии о которой и по сей день порождают тонны нелицеприятных споров на просторах интернета и не только. После поражения в Русско-Японской войне военно-морские силы России на Балтике и Тихом океане практически перестали существовать. Цусима вылилась холодным душем на головы чиновников Морского министерства, которым пришлось пересмотреть свои взгляды и заняться воссозданием российского флота буквально с нуля (во времена Александра III наш флот уступал только британскому и французскому, а после Цусимы переместился на шестое место в мире). По итогам этих событий специалисты Морского Генерального штаба разработали закон «об Императорском Российском Флоте» и «программу усиленного судостроения», которые были утверждены императором 25 апреля 1911 года и представляли собой концепцию развития военно-морского флота до… 1930 года.
_________________________________________________________________________
В контексте новой концепции развития флота интересно содержание "памятной записки по поводу закона "О флоте" и кораблестроительной программы" от 30 января 1912 года, составленной начальником Морского Генерального штаба Светлейшим Князем Александром Александровичем Ливеном. "Сообщение с внешним миром нашей родины ограничено двумя узкими проливами: Босфором и Бельтом. Для развития нашей экономической и торговой самостоятельности необходимо, во что бы то ни стало, держать их открытыми", — справедливо утверждал Светлейший Князь. Интересно, что в условиях надвигающейся мировой войны Ливен, как, в общем-то, и все, уже прямо называл главного будущего противника — это Германия — и делал неутешительные выводы о последствиях полумер в отношении морского флота, которые, по его мнению, есть лишь напрасная трата денег. Балтийское море при отсутствии сильного русского флота Ливен прямо называл территорией Германии, а берег Кронштадта — русско-германской границей. Действительно, при господстве Германии в Балтийском море, кое есть, прежде всего, идеальная транспортная артерия, сухопутным силам России пришлось бы растягивать оборонительные линии на всем протяжении Прибалтийского побережья, от Риги до столицы Империи, а на Черном море — от Одессы до Батума. Что попросту лишало бы сухопутные силы каких-либо военных ресурсов для наступательных операций, ведь в таком случае последнее, что оставалось — это победить врага на суше. "Или у нас будет флот и Россия останется на завоеванных Петром Великим позициях, или флота не будет и нам придется отступить в глубь Сарматской равнины", — неутешительно резюмировал Светлейший Князь. Тем более что последние две проигранные войны, 1853–1854 и 1904–1905 годов, были проиграны именно из-за слабости флота.
__________________________________________________________________________
Попытки воссоздания флота начались сразу после Русско-Японской войны, но упёрлись в противоречия различных министерств. Программа требовала огромных сумм, с которыми казна не желала расставаться. Моряки просили что-то около миллиарда рублей на десять лет строительства флота, а Минфин предлагал подождать, пока страна разбогатеет. И когда за несколько лет до начала Великой войны программа кораблестроения, наконец, обрела жизнь, можно было бы сказать, что уже поздно, однако русские снова решили доказать соответствие поговорке, что, долго запрягая, они быстро едут.
__________________________________________________________________________
В составе одного только Балтийского флота по принятой программе предполагалось иметь две эскадры "активного флота", куда будут входить самые новые корабли (по 8 линкоров и 4 линейных крейсера в каждой), и одну эскадру "резервного флота" (8 линкоров и 4 линейных крейсера), состоящую из кораблей более ранней постройки. То есть только на Балтике к 1930 году предполагалось иметь 24 линейных корабля. 16 таких кораблей должны были появиться и на Черном море.
Во время Великой Войны эта программа была скоректирована.
Уменьшили количество больших короблей (линкоров и линейных крейсеров) и расширили программу строительства лёгких сил (крейскров, эскадренных миноносцев, подводных лодок).
Начали проработку концепции авианосца.
В 1916-м году был завершён эскизный этап проектирования нового эсминца. По этому, несколько доработанному с поправкой на 30-е годы,  проекту в Италии был построен  лидер "Ташкент"
________________________________________________________________________
Программа-минимум для Балтийского флота к началу Великой Войны — строительство 4 линейных кораблей, 4 броненосных крейсеров, 4 легких крейсеров, 36 эскадренных миноносцев и 12 подводных лодок. Действующий начальник флота Балтийского моря вице-адмирал Николай Оттович фон Эссен, высказывая необходимость именно в такой конфигурации "минимума", прямо говорил о задачах «пусть и менее численного, чем германский, но зато оперативно-способного, могущего во многом успешно решать задачи, предъявляемые к нему государством» флота — защиту побережья и недопущение германского десанта в тыл сухопутной армии. Это очень важный момент, потому что многими недоброжелателями высказываются тезисы, мол, российский флот в Первую мировую войну был негодным, потому что не отходил от военно-морских баз и действовал исключительно в своих территориальных водах. Едва ли это можно назвать аргументом в пользу отсталости флота, ведь именно такая задача ставилась изначально! И с ней наш флот справился сполна — примером тому может служить оборона Рижского залива 8 августа 1915 года, когда русская эскадра в составе броненосца "Слава", минного заградителя "Амур", 4 канонерских лодок и 16 эсминцев не пустила в Рижский залив значительно превосходящую их немецкую эскадру, состовшую из 2 линкоров, линейного крейсера, 2 броненосцев, 4 легких крейсеров и 24 эсминцев. В качестве контраргумента можно привести бомбардировку германо-турецкими силами в составе линейного крейсера «Гебен» и лёгкого крейсера "Бреслау" прибрежных русских городов Крыма, в том числе и Севастополя в октябре 1914 года. Но до того момента Россия еще не была в состоянии войны с Турцией — именно это событие послужило объявлением войны, да и при следующей встрече "Гебена" и "Бреслау" с русским флотом первым пришлось использовать "стратегическое отступление" — убегать, но мужественно.
__________________________________________________________________________
Таким образом, по принятой кораблестроительной программе один лишь Балтийский флот должен был с 1908 по 1916 годов получить 4 линейных корабля типа "Севастополь", 4 линейных крейсера типа "Измаил", 4 легких крейсера типа "Светлана", 36 эскадренных миноносцев типа "Новик" и 15 подводных лодок типа "Барс". Для Черноморского флота также строились 4 линейных корабля, 4 легких крейсера, 17 эсминцев и 15 подводных лодок. Но где в таком случае, спросит читатель, в лапотной России разрабатывалось, конструировалось и производилось всё это великолепие? Ведь строительство такого поистине огромного числа боевых кораблей, да еще и в столь сжатые сроки, предполагает наличие развитой судостроительной отрасли, да и смежных областей промышленности в том числе.
Tags: История, Корабли, Николай II, Промышленность, Россия, Судостроение, Технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment