Маслов Александр (brodaga_2) wrote,
Маслов Александр
brodaga_2

Мост



Керченский мост уникален по многим показателям — техническим и временным. Кто-то не верил, кто-то злорадствовал. Порой казалось, что этот грандиозный проект может стать нереализованным из-за сложности его исполнения.


Но всё, как говорят сами строители, идет путем! И последняя грандиозная операция по установке арочного пролета весом в 6 тысяч тонн стала тем последним штрихом, который подтвердил — мосту быть!
Как не крути, но Крым это все-таки полуостров, который соединяется с материковой частью узкими перешейками с украинской стороны. Раньше поезд Москва-Симферополь следовал по своему маршруту за 22 часа — сел утром на столичном Курском вокзале в купе скорого — на рассвете следующего дня оказываешься на курортном побережье.
Сейчас прямого железнодорожного сообщения с Крымом не существует — Украина наотрез отказалась пускать российские поезда через свою территорию.
Отдыхающим осталось два варианта добраться до ЮБК (южный берег Крыма) — самолетом, либо через паромную переправу в Керченском проливе. Это и долго, и затратно.
Решить проблему может Крымский мост, который обеспечит полноценное транспортное сообщение с этим российским регионом. И этот грандиозный проект уже выходит на свою финальную стадию строительства.
«Возведение моста, в том числе железнодорожного, дело трудоемкое, но вполне выполнимое в короткие сроки, — говорит военный эксперт Александр Комаров. — Современная история знает примеры возведения или восстановления таких конструкций, например, в той же Чечне, когда военные железнодорожники обеспечивали движение поездов через реки Аргун и Терек.
Это отработанные технологии, которые применялись еще во время Великой Отечественной войны, которые помогли обеспечению наших войск для успешного наступления в Европе. Нынешнее строительство моста через Керченский пролив представляется более масштабным проектом, в котором задействованы огромные силы и средства.
Шутка ли — 17 километров пути над морской территорией! Суммарно это около сотни, если не больше, железнодорожных речных мостов, которыми можно перекрыть все реки России. Подобного в нашей истории еще не проводилось, тем более в такие рекордные сроки».
Вспомним, как все начиналось. Полтора года назад, в феврале 2016 года, проект Крымского моста прошел государственную экспертизу, после которой и началось строительство. Работы были развернуты на всех 8-ми морских и сухопутных участках. За эти 18 месяцев виртуальный мост, представлявшийся лишь картинкой в компьютерном формате, обрел реальные очертания, которые теперь можно видеть уже визуально.
И запланированное движение автомобилей по мосту к декабрю 2018 года и поездов на декабрь 2019 года, уже представляется абсолютно реальными факторами. Работы по основным конструкциям моста, как автомобильного, так и железнодорожного, выполнены более чем на 50%.
Сухая статистика цифр: в дно Керченского пролива вбито (профессионалы говорят «погружено») более 5800 свай трех типов, из запланированных 6700. В том числе 4500 трубосвай основного проекта, а это, минуточку, 300 километров стальных труб! Уже готовы 420 из 600 предусмотренных проектом ростверков — монолитных железобетонных конструкций, объединяющих свайное основание опоры.
Сооружены 370 опор из 595 спроектируемых. Собраны 180 пролетных строений автодорожного и железнодорожного мостов — более трети, предусмотренных проектом. Это почти 80 тысяч тонн металлоконструкций. Сейчас протяженность собранных пролетов составляет до 10 километров.
На мосту в Крым, который выходит на финальную стадию строительства, уже стали укладывать асфальт — до самого полуострова пока, конечно, не доехать, но это уже видится реальной дорогой.
«Был бы Крым, а мост соединяющий с ним Россию будет построен, — считает заместитель гендиректора по инфраструктурным проектам организации „Строймонтаж“ Леонид Рыженькин. — Морская операция в проекте Крымского моста без преувеличения уникальна для мостостроения. Это и транспортировка, подъем и монтаж крупной арочной металлоконструкции в условиях морской акватории с нестабильным гидрометеорологическим фоном.
Сейчас совершенно очевидно, что мост будет построен в определенные сроки. Это, помимо прочего, и уникальный опыт для нашей страны, который позволит возводить подобные проекты и в других регионах России».
На стройке, без преувеличения, века, вахтовым методом работает более 10 000 строителей и более 1 500 инженерно-технических работников. Ежесуточно здесь трудится около 6 000 человек — работы идут и днем, и ночью. Строительство ведут более 30 мостоотрядов, в кооперации стройки задействованы 220 предприятий со всей России.
На строительстве действует многоуровневая система производственного контроля, которая включает в себя контроль заказчика, строительного контроля, авторского надзора, генерального подрядчика и субподрядчиков.
Особый момент — обеспечение безопасности строительства моста. В нем задействованы как специализированные подразделения вневедомственной охраны, так и государственные службы, в том числе береговая охрана пограничных сил ФСБ России и подразделения ВМФ Черноморского флота из состава Новороссийской военно-морской базы. На объекте установлены инженерные заграждения и более 230 камер наблюдения.
По периметру технологических площадок работают контрольно-пропускные пункты. Перед заездом на территорию проведения работ автомобили с грузами проходят специализированный досмотр. Для обеспечения безопасности строительства на обоих берегах Керченского пролива развернуты мобильные инспекционно-досмотровые комплексы.
Подобные меры безопасности не случайны — Украина, для которой Крымский мост стал как кость в горле, уже неоднократно заявляла о возможности диверсий на новом строительном объекте. И недавние антитеррористические учения, в которых были задействованы представители практически всех российских силовых структур, проводились совсем не случайно.
К слову, они показали высокую степень надежности охраны моста в Керченском проливе, позволяющие обеспечить безопасность как от проходящих судов, так и от подводных диверсантов.
«В Киеве бесятся от злобы из-за строительства Крымского моста, — говорит политолог Борис Джерелиевский. — В первую очередь из-за того, что теряют морские транспортные потоки, в частности, через порт Мариуполя. Прямое сообщение полуострова с континентальной частью материка их тоже изрядно напрягает.
По сути, Азовское море, которое частично имеет и украинский статус по своим берегам, выходит из-под контроля Украины, которая не может там размещать свой пусть и немногочисленный флот. Основной поток транспортных грузов, направляемых в этот регион, пойдет теперь в российские порты, что намного выгоднее для поставщиков.
Не случайно сейчас Украина заявляет о планах прокопать канал вокруг Крыма через Сиваш и таким образом отделить его от своей территории некоей водной преградой. Но это полная утопия, в прямом смысле слова.
Проще было выкопать Суэцкий канал через пустыню, чем пробиться через илистое дно заливов на перешейках Крыма. Вероятно, что эта очередная затея Киева так и останется словесным и невыполнимым бредом».
А Крымский мост тем временем становится реальным воплощением тех планов, которые помогут российскому полуострову получить надежную артерию для полноценного обеспечения.
К слову, многие россияне, которые предпочитают крымский отдых, уже составляют маршруты автопробега через Керченский пролив к любимым местам отдыха на южном побережье. Ждать осталось немного».
Tags: Крым, Крымский мост, Промышленность, Россия сегодня, Строительство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments