July 18th, 2019

***


Если будет приказ "ЛЕТЕТЬ!"
И вернуться назад шансов мало,
Больше их у ФАРЕР сгореть,
Зубы стисни, НАМ ТОЛЬКО Б УСПЕТЬ!
Нам бы только успеть засечь,
Где в глубинах смерть затаилась,
Опустить упреждающий меч,
А уж там пусть, как БОЖЬЯ МИЛОСТЬ!
Как же страшно должно быть нестись
В серый СЕВЕРНЫЙ ЛЕДОВИТЫЙ!
И ПОНЯТЬ! ВЕДЬ УЖЕ НЕ СПАСТИСЬ!
ОСОЗНАТЬ! ВСЕ ПУТИ ПЕРЕКРЫТЫ!
ЧЁРТ С НИМ! ДОРОГО! ЛИШЬ БЫ НЕ ЗРЯ!
ПРОСТО ОЧЕРЕДЬ НАМ ЖИЗНЬ ОПЛАЧИВАТЬ!
Лишь бы так же сияла заря,
Да осталось, кому оплакивать.
ЖИЗНЬ ТАКАЯ, ЧТО ЗАВТРА, БЫТЬ МОЖЕТ,
БУДЕТ ЭТОТ ПРИКАЗ "ЛЕТЕТЬ!",
Проплывёт слева озеро ВОЖЕ,
И НАМ НАДО БУДЕТ УСПЕТЬ!

"ЗА ВЕРУ В БОГА - ПУЛЯ В ЛОБ..."



На фото  отец Философ в кругу семьи.
+++
Протоиерея Философа (Орнатского) спросили:
"Кого расстрелять сначала -- вас или сыновей?"
"Сыновей", -- ответил он.

Пока убивали Николая и Бориса, отец, встав на колени,
молился об их упокоении,читал отходную.
Взвод красноармейцев отказался стрелять
в коленопреклоненного священника, отказались и китайские солдаты.
Тогда молодой комиссар сам подошел к отцу Философу
и в упор выстрелил в него из револьвера.

На вопрос о посвящении стихотворения иеромонах Роман (Матюшин) ответил кратко: "Стихотворение написано после прочтения некоторых житий новомучеников. Был потрясён стойкостью духа, подвигом веры боголюбцев".

"ЗА ВЕРУ В БОГА - ПУЛЯ В ЛОБ..."
Иеромонах Роман (Матюшин)

Судом постыдным осудили:
За веру в Бога — пуля в лоб.
И палачи ещё шутили:
— Кого сначала шлёпнуть, поп?

Решай, как скажешь, так и будет,
Тебя или сынов твоих?
— Спасибо и на этом, люди.
Меня — потом, сначала — их.

Не бойтесь, детки, смерть мгновенна,
Я отправляю вас к Христу,
Кончина за Него блаженна,
А я за вами вслед приду.

И грянул залп, и был он меток,
Упали молча сыновья.
Отец отпел себя и деток:
— Ну вот, теперь готов и я.

За землю нечего держаться —
Господь венцы благословил.
О, треблаженные страдальцы!
О, высота святой Любви!

Большевик-коммунист-интернационалист никогда не обманет ©

Трудящиеся в СССР не различались по цвету кожи, форме носа и кудреватости волос.
Только почему-то туркменский колхозник получал за трудодень 10 рублей и 35 копеек,
а калужский колхозник за тот же самый трудодень получал аж целых 7 копеек.

Эта бодяга сохранилась и после смерти Сталина. Не меняли ничего ни Хрущёв ни Брежнев.
Трудозатраты при выращивании  мандарин в Грузии и картофеля в Центральной России
примерно равны и составляли что-то около 10 копеек.
Но Грузинскому частнику Советская власть платила за килограмм мандарин 1 рубль,
а русскому за килограмм картошки 4-7 копеек.

Collapse )