June 20th, 2017

Русофобские мифы о Второй Отечественной.

Самый сложный вопрос в изменении моего миропонимания это  изменение взглядов на НАШУ историю.
И краеугольный камень в устойчивости этих взглядов были взгляды на исторю  Первой Мировой Войны.
То какими  их в меня заложили учителя истории ещё в школе.
Не разрушив этого камня нельзя было выйти на строительство нового здания Нашей истории.
Этот камень можно было сломать сразу и обрушить всё здание одномоментно.
И остаться на руинах без цельной кортины.
И кроме того вызывало сомнение в целесообразности его разрушения.
Поэтому я как нормальный и прогматичный русский решил потехоньку создать рядом новое здание Нашей истории разобрав предыдущую постройку.
Как фундамент я решил использовать Сталинизм и Великую Отечественную Войну.
Теперь когда старое здание уже разобрано до фундамента, а новое здание практически готово, пришло время укрепить его фундамент.
Для этого взять краеугольный камень Первой Мировой или Второй Отечественной и очистив его от грязи лжи заменить им подпорки Сталенизма не затрагивая Великую Отечественную Войну. Объеденив две отечественных войны XX века в одну Великую  Битву с германским нацизмом. За свободу незовисимость и само существование русского народа и России.  Которая началась в августе 1914-го года и закончилась в мае 1945-го года Великой Победой.

А теперь ролики  Дениса Каптаря.
Collapse )

Пора-не-пора, а ничего не поделаешь...

- Смерть?
- Агасики.
- Ты за мной?
- Да вроде, здесь и нет никого больше.
- Что ж… ты должна была прийти рано или поздно.
- Должна, должна… Никому я ничего не должна! Вставай давай, пора нам.
Мужчина с трудом поднялся, оглянулся по сторонам на больничную палату, койку, свое измученное тело. Вздохнул и подошел к высокой фигуре в длинном черном балахоне. Смерть, опираясь на косу, пристально смотрела на него, сверкая огненными глазами с белого голого черепа.
- Вот всегда хотел тебе вопрос задать? Ты косу эту с собой просто как символ носишь? Или голову мне ею будешь… того… сносить? – мужчина провел ребром ладони по шее.
Смерть удивленно подняла надбровные дуги – ее мимика была удивительно живой для мертвого черепа.
- Нет, для красоты! Ты что, пословицу не слышал – «Коса – девичья краса!»
У мужчины расширились глаза.
- Ну… не хотелось бы, конечно, тебя разочаровывать. Но…
- Что «но»?
- Как бы, не о том пословица. Не о той косе…
- Да? Уверен?
Он кивнул.
- Вот, блин! – Смерть досадливо стукнула длинной рукоятью об пол. - А я старалась, точила. Еще и отсрочку два года дала тому кузнецу, который мне эту косу впарил. «Возьми, - мол, - красавица, не пожалеешь».
Помолчали.
- Я тебя, уже два года жду, - сказал мужчина.
- Что, правда?
- Да, мне врач тогда сказал, что я больше месяца не протяну, а я живу все, живу… И тебя все нет, и нет.
- Ну задержалась немножко. А что? Девушка должна сломя голову в домашних тапочках на встречу бежать? Мне как с тобой свидание назначили, так я сразу решила себя в порядок привести. Душ принять, зубы почистить, череп наполировать. Мантию вот, все выбрать не могла. Одна была, черненькая такая, парчовая, так она меня полнит.
Мужчина недоверчиво покосился на скрытый балахоном скелет собеседницы.
- А другая – тоже черненькая, полиэстер сто процентов. Ну куда такое надевать? А если вспотею?
Взгляд мужчины стал еще более недоверчивым и озадаченным.
- Шелковая хороша, но недостаточно черненькая. Хлопок – без капюшона. На свою любимую (в прошлом веке на распродаже отхватила) пятно посадила. Забирала как-то одного художника, а он пьяный был и краской белой мне на мантию – ляп! Вот эту надела. Как тебе?
- Хо…рошо, - тихо и неуверенно вымолвил мужчина, не переставая удивляться.
- Атлас. Красивая, мягонькая. Не полнит же? Нет?
- Не…нет…
- Ну вот. Потом маникюр, педикюр…
Он тщетно попытался рассмотреть на костяшках ее рук и ног ногти.
- Потом аксессуары.
- Коса?
- Пояс! – Смерть продемонстрировала грубую веревку, свободно висевшую в петлях в районе талии. – Эксклюзив – с висельника одного. Собиралась, и время как-то незаметно пролетело. Да, не обижайся ты. Подумаешь, всего-то на два года опоздала.
- Я и не обижаюсь… Ты что, для меня старалась?
- Нет, конечно. Для себя. Я же сама себя уважать перестану, если начну к вам, смертным, как попало являться.
- И за два года у тебя разве других… эмм… клиентов не было?
- Почему, были. Полно. Мрете вы, как мухи.
«Логика. Где?» - думал он, все больше и больше запутываясь.
- Так к ним ты в чем попало приходила? В тапочках? Или тоже опаздывала?
- Тебе лишь бы ворчать! Они срочные были. Там хочешь не хочешь, косу в руки – и бегом забирать. Иначе влетит от начальства по черепушке.
- А я не срочный? – мужчина разволновался.
- А ты в руках Болезни. Как она с тобой закончит, так и мне можно приходить. А твоя Болезнь – та еще стерва. Крутит, вертит, то зажмет, то отпустит. Не люблю таких.
Смерть огляделась.
- Кстати, а где эта холера?
Мужчина сам принялся с интересом осматриваться.
- Так не холера же, - возразил он.
- Не важно, язва бородавчатая.
- Да нет!..
- Не суть! Обзываю, как хочу!
Сквозь стену в палату вынырнула бледная тощая девица с впалыми чахоточными щеками в истрепанном платье, глаза были жуткими, с огромными черными кругами вокруг, а наведенные губы выделялись болезненно-красным пятном.
- Забирааааешь? – зашипела она. Ее длинные седые волосы развивалась, словно под водой.
- Ну, а что? – ответила Смерть. - Сколько можно. Ты его и так два года уже изводишь, курва сифилисная.
- На себя посссмотриии, безнооосссая. Я еще не все сдееелалааа, - противно шипела девица, протягивая к мужчине костлявые руки с длинными ногтями.
Мужчина поморщился и отступил от нее, ближе к Смерти – та казалась ему более симпатичной.
- Сделала, не сделала. Мне то что? Мое дело маленькое.
- Разззве у тебя уже получееено разрешееениеее?
- А когда я без разрешения приходила? – хмыкнула Смерть и со строгой серьезностью бросила мужчине: - Идем!
Они шагнули прямо в окно, и тут же окно и палата исчезли, а вместо этого открылся длинный темный туннель с округлыми мягкими стенами, словно сшитыми из плотного черного бархата.
- Постоооой! – послышалось у него за спиной. – Подождииии! Ты ещееее недостааааточно страдаааал! Моооой!
Синюшная рука вынырнула из темноты и схватила его за запястье. Мужчина испуганно дернулся – болезнь изводила его уже два года невыносимыми болями, тошнотой, слабостью, головокружением… Не жил, а мучился. Смерть резко обернулась, отточенным движением взмахнула косой, отсекая конечность навязчивой Болезни.
- Не для красоты, значит… - уважительно сказал он, потирая запястье и глядя на сверкающий серп косы.
- Нет, - ответила Смерть. – Шутила я.
- И про долгие сборы шутила?
- Естественно. Да, троллила я тебя.
Он ухмыльнулся и вздохнул.
- Так значит… пора?
В ответ Смерть тихо хихикнула, с ловкостью джедая крутанув косу, сделала в ткани туннеля надрез, сквозь который засочился слабый свет.
Она обернулась к мужчине.
- Ты как очнешься, не делай резких движений. Там Михалыч дежурит, хоть и алкаш последний, а забирать еще рано. Смотри, чтобы сердце не схватило.
- Где? Кто?.. О чем ты вообще? – опешил он.
- В морге.
- Так… я же в палате… - смерть ведь с больничной койки его забрала всего пару минут назад.
- Нет. Умер ты, - пояснила она. Озорная улыбка смотрелась на голом черепе достаточно зловеще. – И в морг тебя отправили. Так что поспеши, пока не закопали.
- Но… минута всего…
- Тут время по-другому течет.
- Так… Ты меня отпускаешь, получается?..
- Получается. Не настало еще твое время. Живи пока.
- А Болезнь?
- Отцепится. Ты ведь умер.
- Но почему тогда?
- Уж больно Болезнь эту твою терпеть не могу. Ей лишь бы живого помучить. Злобная тварь. А ты иди-иди. Живи, радуйся.
Мужчина оторопело полез в разрез. Он видел лежащие на столах тела, и хотя все они были прикрыты простынями, а надписей на бирках отсюда не разглядеть, свое узнал сразу. Уже ступив в помещение морга, он обернулся.
- Не думал, что ты… такая…
- Какая такая?
- Ну… человечная, что ли…
- Иди уже! И смотри мне Михалыча раньше времени не пришли. А то окочурится еще, а я не накрашенная!..

Русские возрастом до одного года по регионам (от указавших национальность), перепись 2010.





Иными словами, примерное число русских среди двадцатилетних в 2030 году или тех, кто сейчас начинает учиться в школе. Почему примерное? На Кавказе и у монголов будет скорее всего еще меньше за счет миграции в другие регионы. В Поволжье, напротив - больше, за счет смены идентичности. Если родители решили, что вот этот годовасик-метис - эрзя, далеко не факт, что он сам к 20ти годам не будет уже себя считать русским.

Только в 12 субъектах русских детей меньше 50%, все это - национальные республики.
При этом в Башкирии, Татарстане и Сахе уверенные +30% есть, причем, в последней по 70-90% русских во всех важных районах(алмазы и Нерюнгри) остается, а якуты плодятся в своих районах и понаезжают в административный Якутск.

В Чувашии +30% даже оформились (среди всего населения русских существенно меньше).

В трех республиках Центрального Кавказа, СОА, КЧР, КБР, а также Калмыкии, удельный вес русских будет падать, однако каркас расселения при этом сохранится - русские достаточно уверенно держатся в районах своего преобладания.

Совсем не Россия только ДИЧ и Тыва - отсталые горные окраинные территории. Собственно, это максимальные возможные потери, тот самый "развал России" при приходе к власти русских националистов, которым пугают штатные пропагандоны режима многонационалочки. Хотя на самом деле эти добровольно ни за что не отделятся, понимая собственную тотальную экономическую несостоятельность.

Остальные автономии - совсем профанация, русских детей там свыше 50%. Интересно, что в этой категории оказалась Марий Эл (53% русских при 40% годовалых марийцев), хотя по всему населению в регионе у русских даже 48% не набирается.

В Адыгее и Бурятии % титульных этносов растет понемногу, но исчезновением русского абсолютного большинства это не грозит в обозримой перспективе.

В Хакасии и Коми русских по 80%. В Карелии хардкорно мононациональные русские 94%(а ведь еще в 1989 среди русских было только 73.6%), а в анекдотичной Еврейской области - 97.6%, по русской гомогенности она топовом уровне.

Среди не-национальных регионов обращает на себя внимание тройка с максимальной нагрузкой доморощенных и понаезжающих мусульман - Астраханская область (63.3%), Ставропольский край (76.9%) и большая Тюмень с нефнегазовыми округами (77.5%).

В традиционно многонациональных Оренбургской и Ульяновской областях русских около 80%, а остальная России фактически мононациональна - от 87% в Челябинской области и выше.

Крыма и Севастополя нет по понятным причинам - из 2010, когда на Украине избирали Януковича, их воссоединие с Россией виделось ненаучной фантастикой.

Абортная статистика, поражающая воображение

После легализации (ноябрь 1920 г.) в России произведено более 220 миллионов абортов. Число родившихся живыми за этот период лишь немногим выше (более 240 миллионов). Причём если в 2016 г. число родившихся (1 889 тысяч) превышало число абортов в 2,6 раза (740 тысяч), то в 1965 г. соотношение было обратным (1 991 тысяча родившихся живыми, 5 463 тысяч абортов).