Маслов Александр (brodaga_2) wrote,
Маслов Александр
brodaga_2

Categories:

Дубина глобальной войны

Наверное, сложно придумать оружие менее точное, чем стратегический бомбардировщик времен второй мировой войны. Забравшаяся на десятикилометровую высоту машина, несущая смертоносный груз, не всегда способна была попасть даже в цель размером с город. Казалось бы - бессмысленная трата сил и средств, но слишком уж военных руководителей той эпохи привлекала идея уничтожить вражескую промышленность задолго до того, как войска приблизятся к заводам и фабрикам, выдающим бесконечный поток смертоубийственной продукции.




Там, где бесполезен один самолет, тысяча самолетов вывалит вниз груз достаточный, чтобы любая теория вероятностей бессильно развела руками. А что вместе с танковым заводом вникуда исчезнет находящийся рядом город со всеми жителями - вопрос второстепенный. В качестве жирной финальной точки второй мировой там, где раньше требовались сотни самолетов, начал требоваться всего один - с атомной бомбой на борту.

Вокруг самых громких и знаменитых бомбардировок до сих пор не смолкают споры. Что это было - военное преступление или легитимный акт войны?



Категорически запрещено, но...

18 октября 1907 года Вторая Гаагская конференция приняла декларацию о запрещении метания снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров. Казалось бы - с шаров нельзя, но ведь самолет - совсем не воздушный шар? Но нет, составители декларации вполне отдавали себе отчет, в каком мире они живут, и прекрасно представляли себе, что такое технический прогресс. Так что помимо воздушных шаров запрещается бомбометание и любым другим новым способом.

При этом декларация однозначно оговаривает, что в случае вступления в войну стороны, не ратифицировавшей данную декларацию, она теряет свою силу. Здесь открываются любопытные возможности для любителей обвинить в чем-нибудь Советский Союз: будучи как раз в списке стран, декларацию не ратифицировавших, СССР, после вступления во вторую мировую, немедленно дал возможность всем желающим бомбить все подряд. Если бы не Советский Союз, то во второй мировой никаких воздушных бомбардировок бы не было. Наверное. Для некоторых особо рьяных ненавистников - сойдет.

... если очень хочется - то можно.

Само собой разумеется, декларацию забыли с началом первой мировой войны. Сама логика технического прогресса обрекла миролюбивый документ на неизбежное забвение. На самом деле, первая мировая война изменила куда больше, чем всего лишь технические методы ведения войны. Эпоха до первой мировой оставалась временем рыцарства, где два отважных воина встречаются лицом к лицу, взаимно согласившись, что их баталии не должны затрагивать людей, не держащих в руках оружия. В реалиях первой мировой войны рыцарские представления безнадежно устарели. Великая война - столкновение гигантских отмобилизованных народов. Как можно считать человека выведенным за пределы рамок войны, если он одел, обул и накормил вражеского солдата, дал ему ружье, пулемет, танк, патроны, заправил топливом его бронеавтомобиль и зарядил в баллоны иприт?

Понятие мирного населения не просто размывается, оно теряет какое бы то ни было значение. Не удержусь, чтобы привести стихотворение обожаемого мной поэта Николая Гумилева, вполне передающего атмосферу этих перемен:

Он стоит пред раскаленным горном,
Невысокий старый человек.
Взгляд спокойный кажется покорным
От миганья красноватых век.

Все товарищи его заснули,
Только он один еще не спит:
Все он занят отливаньем пули,
Что меня с землею разлучит.

Кончил, и глаза повеселели.
Возвращается. Блестит луна.
Дома ждет его в большой постели
Сонная и теплая жена.

Пуля им отлитая, просвищет
Над седою, вспененной Двиной,
Пуля, им отлитая, отыщет
Грудь мою, она пришла за мной.

Упаду, смертельно затоскую,
Прошлое увижу наяву,
Кровь ключом захлещет на сухую,
Пыльную и мятую траву.

И Господь воздаст мне полной мерой
За недолгий мой и горький век.
Это сделал в блузе светло-серой
Невысокий старый человек.


"Илья Муромец" - один из первых стратегических бомбардировщиков в мире.

Так преступление или нет?

И, все-таки, есть ли какой бы то ни было критерий, чтобы определить - можно ли считать воздушную бомбардировку населенного пункта военным преступлением? На самом деле, вопрос лишен всякого смысла. Человек, желающий объявить подобное действие преступным, обязательно найдет целый ворох юридических норм в поддержку своей позиции. Его оппонент в соответствующем материале также испытывать недостатка не будет.

Попытки ввести в отношении воздушных бомбардировок понятие "законная военная цель" мне видятся абсолютно бессмысленными - в реалиях мировой войны вся промышленность воюющего государства подчинена производству военной продукции, а инфраструктура задействована в перевозке войск. Фактически, это позволяет объявить законной любую цель и любое разрушение.

Не стоит забывать: в реалиях глобальной войны, независимо от того, как ведется война и какие нормы морали или международных соглашений нарушены, победитель получит власть над планетой, а проигравший будет объявлен врагом человечества и худшим злодеем в истории. При таких вводных любая попытка как бы то ни было цивилизовать ведущуюся войну обречена на провал по совершенно очевидным причинам. Понятие "мирное население" на глобальной войне - абсолютная фикция до тех пор, пока это население способно работать на вражеское государство.


Результаты бомбардировки г.Везель, Германия.

Если мы попытаемся объявить преступной саму идею бомбардировки вражеского города - мы автоматически объявим военными преступниками все страны, принимавшие минимально активное участие во второй мировой войне. А попытка отделить мирное население от производящего военную продукцию завода - тяжелая задача и в современных реалиях, а в середине ХХ века она была попросту нереалистичной и укладывалась в совершенно циничную вилку: или бомбить мирное население вражеского города, или позволить ему безнаказанно поставлять солдат и материальное обеспечение в действующую армию, которая уже займется уничтожением твоих собственных солдат.

Эффективность.

Начиная стратегические бомбардировки Германии, командование союзников строило крайне смелые планы - вплоть до полного исчезовения военной промышленности Рейха с автоматическим завершением войны. Реальность оказалась крайне далека от этих радужных ожиданий. Фактически, цель размером с крупный завод оставалась, во-первых, крайне сложной для столь неточного вида оружия. Во-вторых, сам факт бомбардировки завода вовсе не означал прекращения его функционирования. Фактически, американцы по результатам войны могут более-менее обоснованно утверждать, что им удалось замедлить развитие немецкого ВПК и наращивание производства - и только.

Крайне красноречивой мне видится история с самоходками StuG - в 1943 году американские бомбардировки привели к тому, что планы производства на 1944 год оказались под угрозой полного провала. В результате в кратчайшие сроки заводы чешской фирмы ВММ презентовали новую самоходку Hetzer, которая живо отправилась на восточный фронт вместо StuG.

Дальнейшая эволюция развития тактики стратегических бомбардировок говорит сама за себя. Для бомбардировки немецких городов используются бомбы чудовищной мощности - блокбастеры. Их основная функция - снести максимальное количество кровель с домов, после чего на город сыпятся бомбы-зажигалки, превращающие здания с деревянными перекрытиями (таковых в то время было абсолютное большинство) в настоящие факелы.

В результате правильного бомбометания возникает огненный смерч - циклопический столб огня, поднимающий огромные массы нагретого воздуха. В образовавшуюся пустоту со всех сторон идет непрерывный приток воздуха, достаточно сильный, чтобы без труда оторвать от земли не успевшего спрятаться человека и унести в пылающее пекло, выжигающее любую органику.

Бомбардировка Гамбурга - городские пожары.


Бомбардировка Гамбурга - результат. Обратите внимание на поразительную деталь: совсем рядом с выжженными дотла домами - нетронутые деревья.

Дрезден.

В начале 1945 года начинается наступление советской армии. В ответ на него командование Рейха направляет навстречу идущим с востока советским войскам 6-ю танковую армию СС. Переброска подкреплений идет, в том числе, через Дрезден - 7-й по размеру город Германии. Сегодня сплошь и рядом раздаются голоса о том, что Дрезден был невероятно мирным городом, ничего кроме молока никогда не производившим. На самом деле, Дрезден не мог не быть крупным промышленным центром - он таковым, собственно, и являлся, вмещая в себя более ста промышленных предприятий.

Ну а дальнейшие события всем хорошо известны - над городом появляются американские и британские бомбардировщики и превращают его в символ скорби современных экзальтированных персонажей в адрес невинно убиенных немцев.

Согласно американским официальным данным, работа Дрездена как транспортного узла была парализована на несколько недель.

Вот так сформулирован официальный меморандум, с которым ознакомлены вылетающие на бомбардировку Дрездена английские летчики: Дрезден, 7-й по размеру город Германии... на настоящий момент крупнейший район противника, всё ещё не подвергавшийся бомбёжкам. В середине зимы, с потоками беженцев, направляющимися на запад, и войсками, которые где-то должны быть расквартированы, жилые помещения в дефиците, поскольку требуется не только разместить рабочих, беженцев и войска, но и правительственные учреждения, эвакуированные из других районов. В своё время широко известный своим производством фарфора, Дрезден развился в крупный промышленный центр... Целью атаки является нанести удар противнику там, где он почувствует его сильнее всего, позади частично рухнувшего фронта... и заодно показать русским, когда они прибудут в город, на что способны Королевские ВВС.

Справедливости ради, куда активнее англичан город бомбили американцы - и они-то как раз целили именно по сортировочным мощностям. Другое дело, что я уже не раз упоминал о небывалой точности стратегической авиации, так что сам по себе сброс бомбы в сторону железнодорожного узла дает абсолютно мизерную вероятность того, что она туда долетит, не свалившись в совершенно неожиданном месте.



Каждый раз, когда я слышу трагичные завывания от русских людей, меня корежит. Уничтожен крупный логистический и промышленный центр врага, способный обеспечить и обеспечивающий поток солдат и военной продукции, взятие которого запросто может стоить советской армии немало жизней. И что в результате? Полные негодования и возмущения вопли в адрес злых янки, обидевших ни в чем не повинных немцев.



Это выше моего понимания.

PS

Роттердамский дневник Бродского:

I
Дождь в Роттердаме. Сумерки. Среда.
Раскрывши зонт, я поднимаю ворот.
Четыре дня они бомбили город,
и города не стало. Города
не люди и не прячутся в подъезде
во время ливня. Улицы, дома
не сходят в этих случаях с ума
и, падая, не призывают к мести.

II
Июльский полдень. Капает из вафли
на брючину. Хор детских голосов.
Вокруг -- громады новых корпусов.
У Корбюзье то общее с Люфтваффе,
что оба потрудились от души
над переменой облика Европы.
Что позабудут в ярости циклопы,
то трезво завершат карандаши.

III
Как время ни целебно, но культя,
не видя средств отличия от цели,
саднит. И тем сильней -- от панацеи.
Ночь. Три десятилетия спустя
мы пьем вино при крупных летних звездах
в квартире на двадцатом этаже --
на уровне, достигнутом уже
взлетевшими здесь некогда на воздух.

Роттердам был первым городом, подвергнутым тотальной бомбардировке. И бомбардировали его как раз немцы, причём уже после капитуляции, которую предпочли не заметить. Так что стоит ли обижаться на ответку?

Спёр у yu_dzin

Tags: Война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment